Меню

Больше статей

17.11.2018

Дегтярев призвал родителей отдавать своих детей на занятия по фехтованию

10.10.2018

В Уфе стартовали Всероссийские соревнования по фехтованию «Сабля Салавата»

02.10.2018

ИЗ ЮНОЙ ЛЕДИ — В Д'АРТАНЬЯНА

01.10.2018

Сергей Трофимов: «Интерес к фехтованию вырос после Олимпиады»

23.09.2018

Центр фехтования Ильгара Мамедова открылся в Химках

Аида Хасанова. Казанова узбекского спорта

Она такая одна. Красиво держится, превосходно сражается с рапирой в грациозных крепких руках. У неё ясное лицо, безупречный стиль и деликатность во всём. Аида Хасанова – первая судья международного класса по фехтованию и единственная женщина международный судья в Узбекистане. Являясь судьёй FIE (Международной Федерации Фехтования), Аида представляет Узбекистан на самых крупных мировых соревнованиях. Летние Азиатские игры- 2018, которые прошли в Индонезии, стали для Аиды убедительным подтверждением карьерного роста – она была приглашена не как судья, а в почётном статусе делегата.
– Аида, мы все с нетерпением следили за Летними Азиатскими играми и переживали за наших спортсменов. Расскажите, как выглядели соревнования именно Вашим взглядом?

– Азиатские Игры – это Олимпийские Игры азиатского масштаба. Они проходят раз в четыре года, поэтому участие в них особенно ценно, а за медали идёт серьёзная борьба.

Для меня это были напряженные две недели, где я взяла на себя двойную роль: делегата, то есть была ответственна за организацию фехтовальной части соревнований, и, конечно, я воспользовалась шансом судить бои сильнейших азиатских шпажистов, которые являются одними из лучших в мире.

– Факт, что на Играх в Индонезии Вы присутствовали как делегат - невероятная карьерная высота, которую в Узбекистане удалось взять только Вам. Всё дело в силе Вашего таланта или в чём- то другом?

– В судейской среде я работаю пять лет после того, как завершила свою карьеру действующего атлета. Несколько лет назад меня отобрали в числе других 15 выдающихся кандидатов со всего мира, внесших значимый вклад в развитие спорта, для учебы в Корее в Академии от Международного Олимпийского комитета. Год я получала образование в сфере спортивного топ- менеджмента. После окончания учёбы меня приглашали остаться работать в Корее, но я предпочла предложение переехать в Лозанну, олимпийскую столицу мира, в штаб квартиру FIE для работы над уникальным проектом – созданием международного справочника по подготовке судей. После завершение работы, тоска по родной земле оказалась превыше всего, и я вернулась в Ташкент. В чём сила? Конечно, в любви к своей профессии!

– Вы много работали за рубежом. Можете сравнить то, как фехтование развивается у нас в Узбекистане и в других странах?

– Стран я посетила много, буквально, объездила полмира. За границей соревнования проводятся даже в сельской местности, а у нас большинство турниров проходят в Ташкенте. Но важность развития фехтования в областях очевидна и, начиная с этого года, в некоторых городах республики начали организовывать маленькие турниры. Это не только способствует развитию спорта в стране в целом, но и помогает спортсменам лучше знакомиться с разными уголками своей родины, ценить ее разнообразие и богатую культуру. Подобные положительные изменения происходят благодаря нашему президенту Шавкату Мирзиёеву и, конечно же, Алишеру Бурхановичу Усманову, президенту Международной Федерации Фехтования FIE. Господин Усманов смог сделать так, что фехтование, из малоизвестного вида спорта, вышло на новый элитный и престижный уровень, получив развитие в тех государствах, где о нём даже не слышали.

Ещё одно отличие, свойственное нашей стране – это гостеприимство. В Ташкенте, в 2015 году, мы провели Чемпионат Мира так высоко, что по сей день многие мои коллеги –зарубежные рефери, подходят ко мне и спрашивают: «Аида, ну когда мы поедем в Ташкент? Когда мы опять будем проводить Чемпионат Мира у вас?» Всё потому, что наше гостеприимство сияет для всех, как солнце. Я такого нигде не видела.

– Аида, Вы достигли отличных результатов в спорте. А как начиналась Ваша страсть к фехтованию?

– Спорт появился в моей жизни когда мне было 9 лет. До этого я занималась скрипкой. Папа водил меня в музыкальную школу, а потом я поменяла смычок на рапиру. В один из дней к нам в школу пришёл тренер по фехтованию Эльдар Григорьевич Баширов. Он набирал группу «Маленьких мушкетёров». Я записалась на первую тренировку и начала заниматься. Учитель был тренером, который встречал меня на остановке и вёл в зал. Он приходил на тренировку даже когда не было группы и тренировал меня одну. Он вкладывал в своих учеников всё. К сожалению, его давно нет в живых, но я всегда с благодарностью вспоминаю о нем.

– Получается, что начало Вашей карьеры пришлось на непростые 90-е годы. Сложно ли было заниматься фехтованием?

– Я была многократной чемпионкой нашей страны, но мы очень мало выезжали на международные соревнования. Больших спонсоров тогда никто не знал, а Федерация не могла ничего дать. Поэтому мама находила средства сама, чтобы отправлять меня на турниры. Невозможно было купить фехтовальную форму, и даже один раз мне её подарили хорошие друзья. Перед соревнованиями форма маркируется и проверяется на прочность. Поскольку я представляла Республику на Азиатских играх, Чемпионатах Мира, то меня могли не допустить к соревнованиям, если бы форма не соответствовала международному уровню.

– Да, непростое время, но я знаю, что помогало Вам преодолевать трудности – Ваше желание идти вперёд. О чём Вы мечтали тогда?

– Всегда, когда я фехтовала, я смотрела на судей, и мне было интересно за ними наблюдать. Я задумывалась о том, что после окончания спортивной карьеры стану судьёй. Во время международных соревнований я видела судей из других стран, и мне хотелось, чтобы с нами тоже был рефери из моей страны. Не смотря на то, что арбитры не могут судить своих соотечественников, присутствие на спортивной площадке своих судей оказывает большую моральную поддержку. К спортсменам проявляют больше внимания и уважения – это неписаный закон. На соревнованиях часто случаются моменты, где слово судьи и его симпатии к спортсмену оказываются решающими.

– Аида, Ваша мечта сбылась. Всё ли оказалось так радужно и просто в работе судьи?

– Должна признаться, работа судей трудна. Когда смотришь, как они стоят в своих темных костюмах и жестикулируют, то не осознаёшь, что рефери находятся в моменте высочайшей концентрации, и как бы справедливо не было их решение, одна из сторон всегда останется недовольна. Зачастую на судей кричат, давят, и при этом необходимо сохранять хладнокровие, дипломатичность и улыбку на лице.

Я всегда осознаю, что на мне лежит колоссальная ответственность. Соревнования проводятся от рассвета до заката, и ты не должна упустить ни единого укола, ни одного движения, чтобы не допустить ошибку. Нужно все выстоять на каблуках и быть в форме в каждый момент дня, потому что ты представляешь не только свою честь, но и честь Федерации и своей страны.

– Невероятное напряжение! А что окрыляет Вас не смотря на сложности?

– Каждое соревнование – это новое вдохновение. Особенно запомнился Чемпионат Мира в Узбекистане в 2015 году, когда я выходила на дорожку судить финал на родной земле. Это блеск чувств, гордость за мою родину и ощущение энергии от поддержки соотечественников. Понимание того, что моя работа важна.

В этом году, когда я судила Чемпионат Мира в Италии, на трибуне, за моими плечами, находился Алишер Бурханович Усманов. Ощущение его поддержки и осознание того, что моя работа нужна и ценится – это топливо, которое позволяет мне двигаться дальше, вопреки всем препятствиям.

– Как прошло Ваше возвращение в Ташкент ? У нас очень настороженно относятся к ярким личностям…

– В мире меня знают. На самом деле число так называемых элитных судей, тех кто допускается до главных мировых турниров, всего лишь несколько десятков. Для меня большая честь быть в их числе. Но в родной стране и федерации я оказалась тем человеком, с которым даже не знакомы. Я не сразу смогла устроиться на работу и финансовая компенсация оказалась совсем не такой, как у моих коллег в других странах. Не знаю что это, может быть боязнь конкуренции, но я не чувствую, что мне здесь рады и поэтому мой опыт, моя экспертность не могут быть полностью реализованы. Я могу дать государству многое, я готова к этому, но я не вижу, что это полностью принимается и ценится.

– Президент Шавкат Мирзиёев провёл совещание 20 сентября, посвящённое вопросам спорта, на котором подверг критике тот факт, что из-за слабой деятельности федераций не удается достичь хороших результатов на международных турнирах. Ответственным руководителям поручено изучить деятельность спортивных федераций и повысить ответственность руководящих кадров. Вы можете данную ситуацию прокомментировать?

– Я полностью согласна с критикой Шавката Миромоновича. То, что происходит в нашей Федерации, противоречит политике развития страны. Мы потеряли много талантливых людей за последнее время, профессионалов, которые с любовью относились к фехтованию, но уехали потому, что чувствовали, что их не ценят. У них не было карьерного роста.. Подобная утечка происходит и среди административного состава, среди тренеров и среди спортсменов.

Нужно, чтобы были созданы условия не только для тех, кто остался здесь, но и для возвращения ценных потерянных кадров. Я лично знаю ребят, кто уехал 5-10 лет назад, – они желают вернуться, чтобы отстаивать лично честь своей Родины на высоком уровне и в этом желании есть заслуга господина Мирзиёева. Потому что люди видят большие изменения, которые происходят благодаря новому руководству страны. Президент широко открывает двери тем, кто получал образование за рубежом. Люди везут полученные знания назад. Я бы хотела видеть ту же ситуацию и в фехтовании. Это должно быть основной задачей сегодня – привлечь тренеров и спортсменов и удержать тех, кто ещё с нами. Вернуть наших соотечественников и только потом приглашать к работе иностранцев. При всей моей любви и восторге, с которыми я выполняю свою работу, я должна принимать решения не только сердцем, но и головой. Я бы не хотела, чтобы эта цепь уходящих людей потянула за собой и меня.

– Могу добавить, что подобные вопросы нужно решать не только в спорте, но и в других областях общественной жизни. А что за курьёзная история вокруг Вашей фамилии?

– Моя фамилия Хасанова в латинском написании пишется с «Кh». Когда меня объявляют за рубежом, то мою фамилию произносят так же, как звали известного итальянского авантюриста – Казанова. Поэтому меня часто спрашивают : «А кто был твой дедушка?». Я уже привыкла, что Казанова – это я.

– Аида, и всё-таки почему именно фехтование? Почему не другой вид спорта?

– Фехтование – это не просто физический спорт. Это борьба технической, умственной и психологической подготовки. Это и шахматная игра, и танец, и бокс, и теннис и в какой- то мере дипломатический спор. Здесь соединилось очень много компонентов. Например, если сравнивать с другими видами спорта, – в плавании у тебя есть только физическая подготовка и скорость. В фехтовании имеют место и скорость, и физика, и настроение, и взгляд оппонента, который тебя устрашил перед поединком. Или наоборот, – ты на него посмотрел, и знаешь, что приоритет на твоей стороне. Это комплексный интеллектуальный вид спорта. Я не могу без фехтования – это моя жизнь и любовь.

Мария Коровина
Новости Узбекистана