Меню

Больше статей

22.10.2019

Инна Дериглазова: «Я довольна, что удалось выиграть, но впереди ещё командные соревнования»

21.10.2019

Яна Егорян: «Приятно, что я смогла принести «золото» своей стране, ЦСКА»

16.10.2019

Михаил Моргунов: этим «золотом» началась эпоха кубанского фехтования

11.10.2019

Победителей Универсиады наградили на форуме "Россия - спортивная держава"

09.10.2019

БРАТЬЯ БОРОДАЧЕВЫ: «Мечтаем об Олимпийских играх»

Ильдар Мавлютов: “Победы, добытые в прошлом, становятся в настоящем неинтересными”

В июле 2019 года на чемпионате мира в Будапеште победу вновь праздновала ученица выдающегося тренера Ильдара Мавлютова Инна Дериглазова из Курчатова, что в Курской области. Впервые в личных состязаниях Инна поднялась на высшую ступень пьедестала почета на чемпионате мира в Москве в 2015 году, затем триумфально победила на Олимпийских играх 2016 года в Рио-де-Жанейро, подтвердила свой высокий фехтовальный класс на чемпионате мира 2017 года в Лейпциге, наконец, в Венгрии нанесла победные уколы в финале личного турнира француженке Паулине Ранвье, а в командном турнире — многократной чемпионке Олимпиады и мира итальянке Элизе ди Франчиске.

Нужно отметить, что в индивидуальных состязаниях по женской рапире на Олимпиадах представительницы СССР, а затем и России побеждали всего два раза. «Золото» Игр в 1968 году завоевала Елена Белова из Минска, и вот теперь высшая награда есть и в копилке российской сборной.

Можно было бы предположить, что курская земля родила уникального бойца, которому и принадлежат высокие мировые результаты, но, оглядываясь в прошлое, я могу сказать, что таких бойцов, воспитанных одним и тем же тренером, немало. А значит, говорить нужно не только об удивительных качествах Инны Дериглазовой, но и о выдающемся таланте ее тренера.

После возвращения Ильдара Масалимовича из Будапешта я побеседовала с ним об Инне и не только.

— Я хорошо помню триумфальные победы ваших учениц на чемпионатах Европы. В 2006 году в турецком Измире победила Яна Рузавина, в 2007 году в бельгийском Генте на высшую ступень поднялась Евгения Ламонова. Она же в составе российской сборной в 2008 году праздновала победу на Олимпиаде в Пекине. После Игр в Китае сразу три ваши ученицы — Рузавина, Ламонова и юная Инна Дериглазова, к тому времени чемпионка мира среди кадетов и юниоров, одновременно ушли в декрет. Что это для тренера, когда две состоявшиеся спортсменки и юное дарование прерывают на время свою спортивную карьеру?

— Да, для тренера это непростое время. Но у меня были и другие ученики, с которыми предстояло пройти большой путь. Это неоднократный призер мировых чемпионатов в составе российской сборной Юлия Бирюкова, Катя Кожикина, которая в отсутствии Дериглазовой в 2009 году стала чемпионкой мира среди юниоров, Дмитрий Жеребченко, впоследствии завоевавший личное «золото» чемпионата мира 2017 года. В это же время я уже начал работать с Кристиной Самсоновой, которая стала победительницей первенства мира среди кадетов. Что касается Дериглазовой, то она не прекращала тренировки всё это время. За две недели до родов я ей сказал: «Хватит. Займись делом!» В последние месяцы перед родами мы в основном работали на руку, оттачивали технику управления оружием.

— А как сложилась спортивная судьба Яны и Жени после рождения детей?

— В 2010 году на Кубке России Яна Рузавина стала серебряным призером, Евгения Ламонова попала в сборную команду страны и в 2010 году стала призером чемпионата Европы, а затем чемпионкой мира в составе команды в 2011 году в итальянской Катанье.

Яне не повезло, на сборах она получила травму во время игры в баскетбол, порвала крестообразные связки, голеностоп и надолго выбыла из строя. Затем она опять стала тренироваться, но уже не смогла попасть в сборную страны. Женя Ламонова закончила свою спортивную карьеру в 2012 году, когда стало ясно, что она не попадает в команду на Олимпиаду в Лондон. Она ушла с дорожки и родила второго ребенка. А в 2011 году они уже вместе с Дериглазовой стали чемпионками мира в команде. Инна после возвращения на дорожку в 2010 году выиграла первенство мира среди юниоров, попала во взрослую сборную страны и на чемпионате Европы заняла 3 место.

— Если сравнивать этих трех девочек, какие качества отличали каждую из них?

— Во-первых, все они талантливы, достаточно трудолюбивы, но Дериглазова отличалась тем, что работала, не останавливаясь. Она была управляема, с точностью выполняла все задания, обладала неудержимой жаждой победы, всегда хотела быть только первой. И эта жажда помогала ей мотивировать себя на самый высокий результат. И еще она очень рано поняла, что для достижения своих высоких целей нужно работать больше других.

— В самом начале пути в спорте эта жажда, казалось, мешала Инне остановиться, перестроиться, подумать. Она неудержимо рвалась в атаки, иногда в ущерб результату. Помню, кто-то из специалистов на трибунах говорил, что тренеру пора схватить ее за шнур от катушки, чтобы она не бросалась в неподготовленные атаки. Но со временем всё изменилось. Что нужно было сделать тренеру с точки зрения психологии ученицы, чтобы разнообразить репертуар, чтобы воспитанница научилась выбирать момент, разыгрывать фразы, заставляла противника играть по ее правилам?

— Ничего особенного не надо было делать. Нужно было терпеливо и постоянно работать, вот и всё. А с Инной было легко работать, она была очень трудолюбива. И если я говорил, чтобы она два раза в день приходила на индивидуальные уроки, то она охотно это делала. Я имею в виду школьные каникулы, когда были перерывы в учебе. Она готова была тренироваться ровно столько, сколько скажет тренер. Соответственно, когда идет плотная учебно-тренировочная работа, фехтовальщик начинает усваивать приемы.

Инна — одна из тех редких спортсменок, которые всё моментально схватывают. Покажешь прием, объяснишь тактическую задачу, и она очень быстро переносила прием из урочного исполнения на дорожку, в тренировочные бои и, что самое ценное, в соревновательные поединки. И этим она меня всегда поражала.

Сейчас у меня больше претензий к ней, чем раньше. Мне сейчас кажется, что она недостаточно применяет то, что знает. В молодые годы казалось, что Инна еще не отработала прием, а уже переносила его в бой. И делала это так, будто владела данным приемом давным-давно. Неоценимое качество! И еще очень ценным было то, что уже с юных лет Дериглазова умела переключаться в неожиданно возникшей ситуации раньше, чем ее соперницы. Она этим качеством и сейчас обладает, но раньше это просто бросалось в глаза, поражало, потому что она была еще совсем юная, казалось, у нее пока нет житейской мудрости, а на дорожке эта мудрость уже была.

И еще Инна красиво фехтовала, интересно, быстро разбиралась в ситуации, эффектно стояла в стойке. У нас в Курской области все спортсменки стоят в классических стойках. Мы уделяем этому особое внимание, так как я полагаю, что чем лучше спортсмен стоит, тем больше у него будет получаться. Это аксиома. Я и мои тренеры всегда от фехтовальщиков этого добивались.

— Но вернемся к Олимпиаде в Рио-де-Жанейро. Планировали ли вы такой высокий результат? Вы отлично знаете Инну, могли вы предположить, что будет победа? Или просто нацеливали ученицу на хорошую работу?

— Конкретно на Олимпиаде мы не говорили о первом месте. Мы говорили о том, что мы много работали, что эта работа не должна пропасть зря, о том, что нам страшно, но и противнику точно так же страшно, почему нам должно быть страшнее, чем ему? Говорили о том, что нужно брать себя в руки, что бы ни случилось. И эта установка, конечно же, сыграла свою роль.

Инна иногда срывается, бывает, теряет управление над собой. Но на таких значимых стартах, как чемпионаты мира, Олимпийские игры, она максимально старается сосредоточиться и держать себя в руках.

Мне больше запоминаются не победы, а экстремальные ситуации, из которых в дальнейшем и я, и Инна должны вынести урок.

Так было в Лейпциге, когда она чуть не проиграла на ранней стадии соревнований венгерке Фанни Крейсс. Было заметно, что она чуть расслабилась, потому что всегда у Крейсс достаточно просто выигрывала. И по фехтованию было заметно, что она полностью не включилась, и когда и ее прижали два-три раза к стенке, когда она проигрывала 4—5 уколов, и в концовке, когда оставались секунды до конца боя, она проигрывала 14:11, но сумела взять себя в руки и слушать меня, слышать и выполнять то, что подсказывает ей тренер. Это ей помогло. Это ценное качество — управлять собой и быть управляемой в экстремальных ситуациях.

— Вы сказали, что Инна слышит вас. Это огромный плюс...

— Да, именно так. Я подчеркиваю, что она слышит меня на очень высоких соревнованиях в ситуации огромного напряжения.

— Традиционно итальянки являются нашими основными соперницами. Вы нарабатываете какие-то схемы борьбы против итальянок на уроках, на тренировках?

— Честно скажу, что я очень редко отрабатываю с ученицами приемы против Ивановой, Петровой, Сидоровой. Нарабатываю конкретные приемы против левши или правши. Чтобы создавать привычность использования приемов против человека, держащего рапиру в правой или в левой руке.

— В последнее время так складывается, что главные, решающие бои у Инны с итальянкой Элизой Ди Франчиской. Она злая, мотивированная, часто не слишком корректно ведет себя на дорожке.

— Будем так говорить — она великая фехтовальщица. Олимпийская чемпионка, многократная чемпионка мира.

— И еще она противник, который может вывести из себя. Как нужно настраиваться на такого соперника?

— На чемпионате мира Инна справилась. Отличительная особенность Дериглазовой заключается в том, что она всегда готова фехтовать по правилам. И терпеть не может, когда правила нарушаются. Это ее выводит из себя. Например, наклоны туловищем, защита маской, невооруженной рукой. А итальянки владеют этим виртуозно.

Никогда не забуду чемпионат мира 2007 года, когда Ламонова не попала в восьмерку, потому что именитая итальянка Джованна Триллини постоянно защищалась маской, а судья наказал ее только один раз. Инну такое поведение оскорбляет. Она полагает, что это обман, а обманывать нельзя, это ее принципиальная позиция. Хорошо, что на чемпионате мира в Будапеште Ди Франчиску наказали за этот «прием». И это чистая психология. Противницу наказали, Инна была удовлетворена и сумела продолжить борьбу. Всё было по правилам, и это ее стимулировало быть собранной. А в целом Инна готова работать с любой противницей. Вывести ее из себя может только нечестность. Если правила соблюдены, она готова на борьбу. А в борьбе она очень сильная.

— Инна и в быту такая правильная?

— Да, и иногда ей это мешает. Она от себя требует многого, но и от окружающих тоже. Когда Инна была маленькая, она молчала, если видела какую-то несправедливость, терпела, а сейчас может высказать свою позицию. Да, она такая, поэтому она чемпионка.

— У Инны семья, дочка Диана. Задумывается ли она о будущем? Или пока в ее жизни присутствует только спорт?

— Пока спорт. Хотя она очень любит свою семью — дочь, мужа, папу, маму, сестру и других родственников. Она семейный человек. Она не любит тусоваться, компании. Она, наоборот, страдает, что ей часто и подолгу приходится быть вне дома. Это отражается и на учебном процессе. Она начинает нервничать, злиться. Поэтому по возможности, когда не идет подготовка к главным стартам, мы стараемся тренироваться дома.

— Спортивный век у кого-то долог, у кого-то нет. Как думаете, сколько еще Инна проживет в спорте на такой высокой ноте?

— У всех складывается по-разному. Но Ди Франчиске уже 37 лет. И великая итальянка Валентина Веццали фехтовала и одерживала победы до 42 лет. Это тоже человек, с которого стоит брать пример в плане самоотдачи. Для нее тоже всегда было значимым только первое место. И хотя мне очень не нравилось ее фехтование, построенное на вынуждении противников ошибаться, но ее желание всегда побеждать достойно уважения.

— Как вы думаете, из Инны получится хороший тренер?

— Это тяжело загадывать. В каких случаях может получиться хороший тренер? Когда человек хочет обучать других тому, что умеет сам. А пока у Инны все мысли только о новых стартах, о главном из них — об Олимпиаде в Токио. Хочется, чтобы она выступила там успешно. Помешать ей может только чрезмерное желание победить, когда человек может перегореть. Но чтобы этого не случилось, задача тренера не доводить до такого, а подвести спортсмена к главному старту в нужной форме, в нужном настроении. И задача самой спортсменки — контролировать себя в любой ситуации.

— Почему всё же лучших результатов добивались именно ваши девушки? Хотя пример Дмитрия Жеребченко говорит о том, что и с парнями у вас всё получалось на высоком уровне.

— До приезда в 1983 году в Курчатов у меня, как у тренера, больше успехов было в женской рапире. Я начинал свой тренерский путь в Калуге, уже там у меня были талантливые девочки. А в Курчатове не было спортивных школ, где школьницы могли бы заняться женским видом спорта, например, художественной гимнастикой. Да и в целом спорт был на уровне секций, типа кружков по интересам. Когда я объявил набор, акцентируя внимание и на женскую рапиру, собралось человек шестьдесят, было из кого выбрать.

— Инна с 7 лет тренировалась у Лидии Сафиуллиной, потом у Елены Кожикиной. Чем она обратила ваше внимание на себя?

— К ее приходу я уже выстроил систему работы в нашей спортивной школе. Набором и освоением первоначальных фехтовальных навыков занималась моя ученица из Калуги Сафиуллина, затем я пригласил на работу выпускницу Смоленского института физкультуры Лену Кожикину, которую учил работать, давать уроки, основам тренерского искусства, технико-тактическому тренерскому мастерству и тому, как все эти знания передавать детям.

Девочки согласились, что первые два-три года они работают с детьми, а потом наиболее интересных передают мне. Девочки верили в меня и в то, что я их не подведу. И не подвел. Я горд, что они выросли в очень сильных тренеров, стали заслуженными тренерами России. А тогда еще целый год (до того, как ко мне попала Инна) Лидия говорила мне об этой девочке, просила поработать с ней. Через какое-то время я взял десятилетнюю Дериглазову на урок и стал работать с ней, когда была возможность.

У меня такая система, что я начинаю работать с ученицами с 10 лет. Раньше не могу. Чисто психологически. Почему так? Я долго копался в себе, чтобы ответить на этот вопрос, и совсем недавно понял, в чем причина. И поставил диагноз — я очень требователен к технике, к постановке стойки, жестко требую выполнения технических приемов классически.

Я твердо убежден в одном, и время доказывает мою правоту, что когда человек не думает о том, как делать перевод или брать защиту, а только дает себе команду исполнить тот или иной тактический прием, он обречен на успех. А когда техники не хватает, человек, создав великолепную тактическую фразу, промахивается, колет вне поражаемого пространства, из-за этого проигрывает фразы, а в следующий раз он начинает убирать эту тактическую фразу, упрощается. И во что превращается его фехтование? Он либо бежит в неподготовленную атаку, либо колет навстречу. А это путь в никуда.

— Желаю вам и вашей выдающейся ученице Инне Дериглазовой удачно пройти путь до Игр в Токио и выстоять в очередном сражении!

— С одной стороны, я очень доволен своей жизнью. Я счастливый человек, считаю, что меня жизнь уже наградила, у меня два олимпийских «золота», «серебро» Игр. Я очень горд результатами на последних трех Олимпиадах. Даже если больше ничего не будет, буду считать, что в фехтовании свою жизнь прожил не зря. Но, с другой стороны, мы будем и в будущем стремиться к высокому результату, потому что я никогда не думаю о прошедших успехах, по большому счету — победы, добытые в прошлом, становятся в настоящем неинтересными.

Татьяна КОЛЧАНОВА
Физкультура и спорт