©2021
10|105

Николай Суроегин: «У меня был отличный пример – пусть будет он и у моих учеников!»

03 Февраля 2022, 13:25

Сам он, являясь лично преемником основателя новосибирского фехтования Владимира Никифорова, более 55 лет посвятил тренерской работе. Воспитал целую плеяду мастеров спорта, обладателей наград Олимпийских игр, чемпионатов и первенств России, Европы и мира. Причем двое его учеников – Егор Южаков и Сергей Степанкин – также стали заслуженными тренерами, вырастив олимпийских чемпионок Юлию Гаврилову (2016) и Софию Позднякову (2021) соответственно.


Николай Суроегин и теперь уверенно держит саблю. По-прежнему остается в строю – ведет уроки в государственном автономном учреждении Новосибирской области «Спортивная школа олимпийского резерва по фехтованию» (организации, подведомственной министерству физической культуры и спорта НСО). 30 января маэстро исполняется 75 лет, и сегодня он – гость нашей рубрики.

Наш учитель – начало начал

– Николай Дмитриевич, можно было бы, конечно, спросить, как и почему вы своей судьбой выбрали фехтование, но… Тут, скорее, фехтование выбрало вас, не так ли?

– Пожалуй, так. Хотя до определенного момента я и понятия о нем не имел, этого вида спорта у нас в области тогда не было. Все началось с приезда в Новосибирск Владимира Никифорова – об этом человеке и его заслугах я должен сказать отдельно, ведь он, в прямом смысле, положил начало нашим традициям, нашей школе, подготовил множество сильных спортсменов, в том числе серебряного призера Олимпийских игр Анатолия Котешева. Он же дал путевку в жизнь и мне лично.



Пионер новосибирского фехтования Владимир Никифоров стал для многих своих последователей путеводной звездой.

– Каким вам прежде всего запомнился Никифоров?

– Напористым, пробивным, умеющим вести за собой, энергии в нем было невероятное количество! Владимир Иванович приехал сюда из Якутии в 50-е годы. Родился незадолго до войны, рано остался без отца, был вынужден сам кормить семью, быстро освоил рыбалку, охоту, много времени проводил на природе. И от этой природы он взял все! Настолько тонко умел чувствовать людей, насквозь видел каждого, при первом же взгляде на человека мог определить, какой у него характер. Такой проныра был, в хорошем смысле слова!

– А фехтованию он где обучился?

– В Новосибирске Никифоров окончил физкультурный техникум (ныне – Новосибирское училище (колледж) олимпийского резерва. – Прим. авт.), а потом отправился в Омск, поступил в институт физкультуры (ныне – Сибирский государственный университет физической культуры и спорта. – Прим. авт.). Там и начал заниматься фехтованием. Этот вид спорта, как понимаем, отлично подходил его боевому характеру. После института он не сразу вернулся в Новосибирск. Ведь здесь фехтовать было еще не с кем, а как мастерство оттачивать? Поехал в европейскую часть страны, тренировался в Нижнем Новгороде (тогда это был город Горький)… Выполнил «мастера». Наконец, вернулся – уже с достаточным багажом, чтобы начать готовить резерв, передавать свой опыт другим.



Начинающий тренер Николай Суроегин.

– Ясно, что одним из этих «других» были вы. Когда и как состоялась ваша первая встреча?

– Начальником областного спорткомитета был тогда Михаил Майзлин, через него Владимир Иванович пробил помещение. Затем набрал секцию. Просто пришел к нам в 4-ую школу (сейчас ее уже нет, на улице Демьяна Бедного была), стал всех подряд записывать. В секции были и ребята из других школ, расположенных неподалеку от центра города. Занимались мы изначально в деревянном зале стадиона «Динамо», этот зал потом сгорел… Ждали, когда все остальные закончат разминку – гимнасты, легкоатлеты, борцы, а уже после наступал наш черед.

– Первый в Новосибирске специализированный фехтовальный зал появился в дальнейшем на стадионе «Спартак». Вам удалось там позаниматься?

– Конечно! «Спартак» мы, кстати, помогали буквально строить заново: старейший городской стадион, также из дерева, в начале 50-х сильно обветшал и был закрыт на реконструкцию. Так Никифоров нас выводил на субботники. «Я, – говорит, – у вас единственный тренер, давайте помогайте». Помню, мы кирпичи таскали, затем уборку в помещениях делали. Но никто не скулил, работали с удовольствием. Тренер своей энергией сильно заряжал! Подтянутый такой, подвижный, обаятельный, построит нас: «Ррравнясь – смирррно!» Как в армии. Все тут же повинуются. Мы были в него просто влюблены, многие хотели быть на похожими на учителя, ведь сила личного примера очень большую роль играет в жизни.

Здравствуй, сабля!

– Фехтовальное отделение под руководством тренера Никифорова открылось в детской спортивной школе добровольного спортивного общества «Спартак» в 1959 году. Владимир Иванович по-прежнему оставался единственным тренером?

– Да, причем один вел все три дисциплины – и саблю, и рапиру, и шпагу. К восьми утра приходил на работу и в одиннадцать вечера уходил.

– Вы лично все виды оружия перепробовали прежде чем остановить выбор на сабле?

– Нет, мне ее тренер дал сразу. Он смотрел на учеников и распределял всех сам: кто пошустрее – те идут на саблю, кто повыше – на шпагу, а такие, скажем, более-менее мягкие, «лиричные» – на рапиру… Я оказался из категории шустрых. А вот наш олимпийский чемпион Анатолий Котешев, сегодня он живет в Польше, добился успеха в рапире.

– Помните свои ощущения, эмоции, когда впервые попробовали саблю в действии?

– Эмоции?! Я вам расскажу, как вообще мое знакомство с саблей произошло. Никифоров дал мне ее в руки, все объяснил – как с ней обращаться, как наносить удары. «Ну, – говорит, – давай, бей!» А сам передо мной стоит, и хорошо, что в маске… Я-то сдуру взял и ткнул ему саблей прямо в лицо! Он маску снял: «Ну и дурак же ты», – говорит… И отошел в сторону. Я этот случай на всю жизнь запомнил! Уяснил, что сабля – прежде всего рубящее оружие, и в дальнейшем ее понемногу освоил.



С саблей по жизни!

– Кстати, где тогда оружие брали?

– Самые первые образцы Никифоров привез в Новосибирск из Омска, штук десять разных клинков – сабельных, рапирных, шпажных. Потом, когда мы уже активно начали тренироваться и ездить по соревнованиям, стали сами добывать инвентарь – как могли. Конечно, это страшный дефицит был, тогда и мячей-то обычных не хватало, а вы говорите – оружие!

В числе преемников

– Каким было ваше наивысшее достижение как спортсмена?

– Я стал чемпионом Советского Союза в командных соревнованиях по сабле среди молодежи. Мог бы продолжать спортивную карьеру, но Никифоров, повторю, был один, а фехтование в Новосибирске развивалось, его популярность росла. Учителю нужны были помощники и преемники. Вот он их себе и выбрал – в частности меня и Владимира Чепурова, который также у него занимался. Сказал нам, чтобы на тренерскую работу переходили. Вскоре мы пошли в армию, в спортивный клуб, там набрали группы. Служили и параллельно работали, ездили по соревнованиям. В дальнейшем наша тренерская бригада стала разрастаться, в том числе были приглашены люди из других городов, например, из Ростова-на-Дону.

– Николай Дмитриевич, одно дело выступать самому и выполнять наставления, другое – брать на себя ответственность уже за своих воспитанников, передавать им навык. На тренерскую работу вы пришли совсем молодым – были ли какие-то сомнения в себе, в своих силах? Тот же страх: ой, не справлюсь…

– Да нет, не было ничего этого! Говорю же, очень многое зависит от того, кто у тебя учитель, кто твой наставник. Никифоров у нас был путеводной звездой, его все уважали, стремились быть «как он». И если он сказал «Надо!», значит, надо, и никаких сомнений быть не могло. Надо помогать – значит, помогали. Надо развивать заложенные традиции – значит, набирали группы и передавали начинающим спортсменам все то, чему сами уже научились. При этом чувствовали себя абсолютно комфортно.



Оттачиваем мастерство! На дорожке – воспитанник ГАУ НСО «Спортивная школа олимпийского резерва по фехтованию» Марк Богданов.

– Вы передавали молодым знания, но при этом наверняка продолжали учиться – в процессе тренировок, общения с подопечными? Как повышали свое мастерство, уже тренерское?

– После армии, как и мой наставник, я окончил Омский государственный институт физической культуры, там фехтование было очень сильное и преподаватели хорошие. Были мы на сборах в ЦСКА, перенимали ценный опыт у москвичей. Там такие мастера нам уроки давали! Кто-то еще после революции этим делом занимался или даже до нее, например, легендарные братья-близнецы Аркадьевы, Виталий и Борис. Один в футбол играл, другой фехтовал. Потом они поменялись местами: один в большей степени прославился как футболист, другой – как фехтовальщик. Мне посчастливилось у них взять урок. Словом, я продолжал учиться всеми посильными способами. К тому же мы, молодые тренеры, многое подсказывали друг другу: кто что нового узнал, подглядел, прочитал – тот обязательно делится с коллегами.

– Сейчас с молодыми тренерами проводите занятия?

– А как же! У нас преемственность – основа основ, и старшее поколение в ответе за все, что делают наши последователи. Борис Леонидович (заслуженный тренер России Борис Писецкий, самым титулованным воспитанником которого является четырехкратный олимпийский чемпион Станислав Поздняков, ныне президент ОКР. – Прим. авт.) лекции читает, рассказывает и показывает, как надо уроки давать. Наши молодые тренеры – все мастера спорта, все они прошли через нашу новосибирскую фехтовальную школу, впитали этот дух и сами во многом прекрасно разбираются. А когда школа олимпийского резерва переехала в новое здание (Сибирский региональный центр фехтования Станислава Позднякова. – Прим. авт.), мы вообще по-новому зажили! И места много, и учеников прибавилось, и возможности передавать наш опыт непосредственно «из рук в руки» стало больше. На таких-то площадях!


Возвращаясь из зала «Суроегин».

– Еще бы, ведь здесь даже отдельные именные залы есть – зал «Суроегин», зал «Писецкий», зал «Степанкин»...

– Да вот, вошли мы в историю! – смеется.

И голова, и нервы, и выносливость...

– Николай Дмитриевич, вы воспитали множество мастеров спорта, в том числе международного класса, в разное время тренировались у вас двукратный олимпийский чемпион Григорий Кириенко, четырехкратный чемпион мира Вениамин Решетников, другие титулованные новосибирцы. Скажите, будущих чемпионов сразу видно? Или спортсмен, у которого долго ничего не получается, может вдруг неожиданно «выстрелить»?

– У нас вид спорта такой, где результат во многом зависит от психологии, от того, как человек головой работает, а в голову-то к нему не залезешь. Поэтому сразу трудно сказать, кто на что способен. Когда дети впервые берут в руки оружие, они чаще всего друг друга метелят, ни о чем не думая. Но! Проходит некоторое время. Смотришь – кто-то продолжает просто махать саблей, а кто-то уже и мозг подключил. Сообразил, что надо не только бить, но и уворачиваться от ударов соперника, защищаться, а затем атаковать. То есть понял суть борьбы. Вот такие люди, которым это понимание дано от природы, имеют больше шансов на результат. Другим надо все тщательно разъяснить, втолковать, и только тогда, может быть, человек раскроется. У него тоже есть этот шанс, только надо сильнее потрудиться. Без труда… сами понимаете!



С двукратным олимпийским чемпионом Григорием Кириенко.

– Какие еще качества, кроме трудолюбия и умения мыслить, необходимы фехтовальщику?

– Сила воли, настойчивость, упорство, дисциплина – без этих качеств он просто никуда не продвинется, даже при самой золотой голове. Но хочу сказать, что за последнее время фехтование сильно изменилось, ушло, по большей мере, «внутрь себя».

– Что это значит?

– Возьмем ту же саблю: раньше поединок представлял собой в основном череду тех или иных внешних действий – спортсмены только успевали туда-сюда носиться по дорожке, налицо был явный бой, звон клинка стоял только так! Просто защиты и просто удары. Вероятно, тогда фехтование было более зрелищным. Зато теперь оно более интеллектуальное, более сложное в психологическом плане: соперники держат паузы, что-то рассчитывают, вычисляют, продумывают комбинации – как в шахматах. Такая внутренняя игра идет: кто кого пересмотрит, кто кого передавит морально. Затем молниеносная схватка – раз! – будто коршун склюнул… И снова расчеты, снова игра.



В спарринге с маэстро – воспитанница ГАУ НСО «Спортивная школа олимпийского резерва по фехтованию» Александра Афанасьева.

– Это каким же выносливым, плюс ко всему, надо быть!

– Выносливость нужна невероятная, да. Более того, именно она теперь все чаще решает исход поединка. Пример: идет бой, до пятнадцати ударов. Один из спортсменов уверенно захватывает преимущество, ведет – 10:4. А потом берет и проигрывает – 12:15. Почему? Да просто не выдержал напряжения! Скорости к тому же очень высокие. До десятого удара он еще держался, а потом перегорел, раз ошибся, два, три – и вот результат. Словом, побеждают сегодня те, кто при всех вышеперечисленных качествах обладает большей выносливостью.

– Вы согласны с тем, что и профессия тренера всех этих качеств тоже требует?

– Абсолютно согласен. Повторю, лучший способ воспитания – это личный пример. Обучить людей каким-то техническим вещам, передвижению по дорожке – на самом деле не сложно. Но вот чтобы голова у них правильно соображала, психика была крепкая, характер… Тут уже ты должен личным примером показывать, как надо. Я глубоко благодарен судьбе, ведь у меня самого был в жизни такой пример. Очень хочется верить, что есть он и у моих учеников тоже.

– Николай Дмитриевич, что бы пожелаете самому себе в честь юбилея?

– А вот этого и пожелаю: быть примером для своих воспитанников, оставаться в строю как можно дольше и передать им как можно больше.



В тренерской. Сибирский региональный центр фехтования Станислава Позднякова.

Суроегин Николай Дмитриевич (30.01.1947) – тренер ГАУ НСО «Спортивная школа олимпийского резерва по фехтованию». Также тренировал спортсменов в детско-юношеской школе ДСО «Спартак», в Школе высшего спортивного мастерства (ныне – Региональном центре спортивной подготовки сборных команд и спортивного резерва) и Новосибирском училище (колледже) олимпийского резерва. На тренерской работе – с 1966 года.

Принимал участие в подготовке двукратного олимпийского чемпиона Григория Кириенко (1992, 1996). Звание «Заслуженный тренер России» получил в 1992 году, когда Кириенко выиграл свое первое олимпийское золото.
В 1996 году за большой вклад в развитие детско-юношеского спорта и спорта высших достижений, в развитие фехтования в Новосибирской области и России Николаю Суроегину присвоено почетное звание «Заслуженный работник физической культуры Российской Федерации». В 1998 году за многолетнюю и плодотворную работу по развитию физической культуры и спорта в Российской Федерации он награжден знаком «Отличник физической культуры и спорта».

За свою тренерскую карьеру подготовил двух заслуженных мастеров спорта России, трех мастеров спорта международного класса, более 30 мастеров спорта России, двух заслуженных тренеров России. Среди воспитанников Суроегина – победитель первенства мира среди кадетов, чемпион Юношеских Олимпийских игр (2014) Иван Ильин, обладательница Кубка России – 2015, победительница первенства России Виктория Куйбарк. Также Суроегин был первым тренером четырехкратного чемпиона мира, участника двух Олимпиад Вениамина Решетникова. Воспитанники Николая Дмитриевича входят в состав сборных команд по фехтованию Новосибирской области и Российской Федерации.

Наталья Манторова
Министерство физической культуры и спорта Новосибирской области


Больше статей