Меню

Больше интервью

28.11.2019

Артур Ахматхузин: «После операции на меня обрушилась вся реальность»

25.09.2019

Эрика Кирпу: «В какой-то момент против меня ополчилась половина Эстонии»

11.07.2019

Ольга Харлан: «Хочу выступать со своей командой и под своим флагом»

04.06.2019

Андреа Кассара: «Хочу выиграть медаль на Олимпийских играх в Токио и стать папой»

04.06.2019

Инна Дериглазова: «Семью мне ничто не заменит»

АЛЬДО МОНТАНО: «Одна половина сердца принадлежит Сидяку, а другая – жене»

Олимпийский чемпион 2004 года в Афинах, двукратный чемпион мира, пятикратный чемпион Европы, представитель третьего поколения итальянской династии фехтовальщиков Альдо Монтано рассказал о своем опыте на четырех Олимпиадах, тренере Викторе Сидяке, своей семье и жизни за пределами спорта.
- Альдо, в этом году ты, спустя долгое время, наконец завоевал медаль в личных соревнованиях («серебро» на Кубке мира в Падуе). Чувствуешь, что снова в хорошей форме?

- Я очень надеюсь на это. Не легко всегда оставаться в хорошей форме, когда тебе 41. Но я чувствую себя прекрасно и до сих пор получаю удовольствие от фехтования. У меня молодая жена, поэтому и я ощущаю себя молодым (смеется). Сейчас у меня не стоит задача отфехтовать удачно весь сезон, моя цель – хорошо выступить на главных стартах: чемпионате Европы и на Олимпиаде.

- На данный момент никакие травмы не беспокоят?

- Нет, сейчас все хорошо, хотя было очень много травм за всю мою фехтовальную карьеру. Первую травму я получил в 16 лет, и с тех пор каждый год меня что-то беспокоит.

- В России в команду берут преимущественно молодых, а в Италии, наоборот, отдают предпочтение более опытным спортсменам. Как думаешь, почему?

- Дело не в том, возрастной ты спортсмен или молодой. В Италии ты можешь оставаться в команде, сколько хочешь, если у тебя есть результат. Если вспомнить Олимпийские игры в Рио, то в середине олимпийского цикла я выступал не очень удачно, но в 2016 я выиграл 2 турнира и попал в Рио по рейтингу. Может быть, у нас не слишком сильное молодое поколение. Во Франции, к примеру, постоянно берут молодых, даже на такие сильные турниры, как «Московская сабля». Наша Федерация дает шанс выступить всего один-два раза в год. Возможно, для молодых это не самая лучшая перспектива, но они должны быстрее расти и показывать результат.

- Ты был участником четырех Олимпийских игр. Какие запомнились больше всего?

- Конечно, самые лучшие воспоминания там, где ты выиграл. Для меня это были Афины-2004. Хотя все вокруг говорили, что эти игры были плохо организованы. Один из немногих турниров такого уровня, на который выделили не слишком большой бюджет. Но для меня это были лучшие Олимпийские игры. Потому что, когда ты выигрываешь что-то важное, весь город начинает казаться самым красивым, а организация соревнований самой лучшей (смеется).


- На Олимпийских играх в Пекине-2008 ты был одним из претендентов на медаль, но проиграл на стадии 1/8 финала испанцу Хорхе Пинья со счетом 15:14. Помнишь тот день?

- О, я вспоминаю этот день каждую ночь (смеется). Не могу его забыть. На самом деле, тот парень был очень неплох. И это был не первый раз, когда я ему проиграл. В то время команда Испании была гораздо сильнее, чем сейчас. Я думаю, моя удача пришлась на Олимпийские игры в Афинах. Там я выиграл в финале с таким же счетом. Может быть, в Пекине я должен был отдать что-то взамен? Признаться честно, это было тяжелое и грустное время для меня. Тогда я поменял тренера. До этого с самого детства со мной работал Виктор Сидяк.


- Что можешь рассказать о нем? Насколько я знаю, у вас была особая связь.

- Да, он – часть меня и моего сердца. Я рос вместе с ним, он работал со мной с 13 до 20 лет. Это самый трудный возраст. Когда ты совсем юный, тренер для тебя всегда играет особую роль. Это уже не просто тренер, а еще один родитель. Он помогает тебе не только в фехтовании. Он формирует твой характер и твою личность, учит уважать окружающих людей и многим другим вещам.

В 1970-80-х годах Виктор и мой отец были серьезными соперниками. После Олимпийских игр-1980 в Москве они закончили свои спортивные карьеры и не виделись где-то 15 лет. Мой отец не работает тренером, поэтому у них не было шанса встретиться. И вот, мой клуб в Ливорно решает пригласить Виктора Сидяка. Отец воспринял это очень эмоционально, а мне не терпелось начать с ним работать (смеется).

- Виктор Сидяк – не единственный русский человек в твоем близком окружении. Твоя жена Ольга тоже из России. Помнишь вашу первую встречу?

- Если одна половина моего сердца принадлежит Сидяку, то вторая – моей жене (смеется). Я думаю, это какая-то судьба – связать свою жизнь с русскими. В 2015 году наша команда выиграла на чемпионате мира в Москве, и мы пошли это отмечать. Там была одна девочка из российской команды, Катя Костина. Она привела какую-то глупую блондинку, и я сразу в нее влюбился (смеется).

Честно говоря, до этого моя личная жизнь была настоящей катастрофой. Я собирался жениться на одной девушке, но в последний момент решил, что это не мой человек, и мы расстались. Время прошло очень быстро, и в 36 лет я оказался одинок. Но чувствовал я себя прекрасно (смеется). Мне не нужны были отношения ровно до тех пор, пока я не встретил Олю.

- Чувствуешь разницу менталитетов?

- На самом деле, я думаю, что русские и итальянцы во многом похожи. Например, по отношению к своей семье. И там, и там семья на первом месте. Хотя в Италии твоя мама не оставляет тебя ни на минуту, и это уже слишком (смеется). Но, в целом, большой разницы не ощущаю. Может, потому что с русскими у меня всегда была особая связь.
  
У Оли только один недостаток. Она может исчезнуть и несколько часов не отвечать на звонки. Иногда мне надо звонить в полицию, чтобы найти свою жену (смеется). Она говорит: «Ой, Альдо, я была в зале, и телефона не было рядом». Но ты постоянно должна носить с собой телефон! Когда я звоню ее маме, она мне сразу отвечает. Итальянцы вообще везде берут с собой телефон. Мы с ним даже спим (смеется). А Оля – нет. И она не может делать несколько дел сразу. Я ее называю «улитка». Когда она чем-то занята, до нее точно не дозвонишься.

- У вашей дочери Олимпии, несмотря на ранний возраст, уже очень строптивый характер. Не думаешь продолжить династию фехтовальщиков и отдать ее в свой спорт? У нее бы отлично получилось.

- Эту террористку (смеется)? Мне кажется, спорт – очень важная часть нашей жизни. Может, даже не профессиональный. Ты просто должен получать удовольствие. Это полезно для характера и взаимодействия с другими детьми такого же возраста. Если она захочет пойти в фехтование, я буду счастлив. Но давить на нее не стану, как это делал мой отец со мной, а его отец с ним. Просто я знаю, что это очень сложно. Но я доволен своей жизнью и хочу, чтобы она была довольна своей. Я покажу ей наш спорт, но, если он ее не заинтересует, я не стану сходить с ума, стоять с ружьем и заставлять ее фехтовать (смеется).


- Она уже что-нибудь говорит?

- Только «мама». Но проблема в том, что она всех зовет мамами (смеется). Мы даже не можем понять, на каком языке она разговаривает, русском или итальянском. Мне кажется, она понимает и тот и другой. Она счастливый человек, потому что сможет говорить сразу на двух языках, хотя поначалу это будет, конечно, некомфортно.

- А сам планируешь учить русский?

- Я пытался. Даже занимался несколько раз с учителем. Когда я встретил Олю, она не говорила по-итальянски, а на английском говорила плохо. Но она очень быстро освоила наш язык – ей понадобилось всего 3 месяца. У меня так не получится. Я знаю только плохие русские слова. Например, Сидяк называл меня «дубиной» (смеется).

- Эстонская шпажистка Эрика Кирпу как-то говорила, что Энрико Гароццо тоже учит русский и уже многое понимает.

- О, шпажисты – это совсем другая история. Они у нас очень серьезные, настоящие «отличники». А саблисты – «двоечники», которые сидят на задних партах в надежде, что учитель их не увидит (смеется).

- У тебя очень насыщенная и интересная жизнь, но есть что-то такое, что ты еще не успел сделать, но хотел бы попробовать?

- Честно говоря, не знаю. Мне кажется, я уже сделал все, что можно в своей жизни. После того, как я выиграл олимпийское золото, у меня была возможность попробовать себя во многих сферах. Например, на телевидении, в различных телешоу. Я открывал для себя двери, которые до этого даже не планировал открывать. Но уверен, что будущее меня тоже ждет интересное. У меня много проектов и задумок, которые хотелось бы реализовать. Я занимаюсь бизнесом: есть свой отель и компания по ремонту кораблей в моем старом городе. Это семейный бизнес. Также у меня есть свое агентство по спортивному менеджменту. Мы работаем где-то с 20 спортсменами. Помогаем им в спорте, продвигаем в телевидении, ищем спонсоров. Иногда я просто делюсь своим спортивным опытом. Еще мне очень хотелось бы остаться в фехтовании, например, открыть свой фехтовальный клуб. Так что, идей у меня хватит до конца моей жизни.



Блиц-опрос:

- В какие страны готов возвращаться снова и снова?

- Россия – я просто не могу ее не назвать. Еще я люблю солнце и отдых, поэтому какие-нибудь тропические острова.

- Какую музыку слушаешь чаще всего?

- Я не слушаю какой-то определенный жанр или определенных артистов. Я самый обыкновенный радиослушатель. Даже никогда не запоминаю название песен. Услышу что-нибудь хорошее, подумаю: «О, надо будет скачать это». И сразу же забываю.

- Как тебя называют друзья и близкие?

- Манзо. По-итальянски это означает «кусок мяса» (смеется). Когда я был ребенком, я был гораздо больше всех остальных детей. С тех пор меня так и называют.

- На что готов потратить свои последние деньги?

- Я очень надеюсь, что в моей жизни не наступит такой момент, и у меня всегда будет много денег (смеется). Но если все-таки придется выбирать, то, конечно, на свою дочь.

- Любимая книга?

- Я люблю читать биографии различных спортсменов. И моя самая любимая книга – о североирландском футболисте Джордже Бесте.

- Назови 3 своих положительных и 3 отрицательных качества.

- Я думаю, на это должны отвечать другие люди. Но знаю, я достаточно закрытый, что нетипично для итальянца. Я скорпион, и открываюсь далеко не всем. Из положительного: я веселый, простой и порядочный. Если я думаю что-то плохое о человеке, то скажу это ему в лицо.

- Какие у тебя вредные привычки?

- Курение. После того, как женился, год не курил. Потом опять начал. Потом опять бросил (смеется). Это самая большая борьба в моей жизни.

- Любимая историческая личность?

- У меня нет какого-то кумира, но я хотел бы быть похожим на своего отца. Он был настоящим чемпионом, всегда достойно себя вел. К примеру, мы, итальянцы, часто спорим с судьями. Но это не проявление какого-то неуважения. Мы просто очень эмоциональные.
  
- 3 желания, которые бы ты загадал?
  
- Я думаю, когда ты становишься папой, у тебя остается только одно желание – чтобы у твоего ребенка все было хорошо. Так что, 3 желания – это слишком много. Не хочу желать ничего материального. Все, что мне надо было, я уже купил. Просто хочется, чтобы моя семья была счастлива.

Взгляд со стороны: Ольга Плахина (жена Альдо, легкоатлетка)

Альдо со мной и с другими людьми в своей сфере – это 2 абсолютно разных человека. Он всегда старается улыбаться, шутить, даже если у него что-то не получается. На самом деле, все свои неудачи он очень близко принимает к сердцу. И дома, когда мы наедине, я чаще вижу его задумчивым и грустным. Я сама – человек очень спокойный, а его это раздражает, потому что он любит поконфликтовать (смеется). Он очень пунктуальный. Я тоже стараюсь такой быть, но у меня не получается. Из-за этого тоже бывают ссоры.
Он очень семейный, постоянно проводит совместные обеды, ужины, выходные. Редко, когда выходит куда-то с друзьями. Думаю, мало кто знает, что Альдо – достаточно творческий человек. Хорошо разбирается в истории, культуре, любит антиквариат. Он очень ответственный. Если что-то пообещал, то обязательно это выполнит. Все доводит до конца. Спорт для него всегда будет в приоритете. После семьи, конечно. И я думаю, как многие уже заметили, ему очень тяжело расстаться с фехтованием. Он уже привык жить в одном режиме, делать то, что ему говорят другие. И он немного боится уходить из спорта, потому что тогда ему придется принимать решения самому. Но я думаю, что этот год у него, действительно, будет последним. Хочу, чтобы он ушел красиво.
Еще он мечтает о большой семье, особенно о сыне. Поэтому мы планируем второго ребенка, а если опять будет девочка, то и третьего (смеется). И открою наш небольшой семейный секрет: мы начали планировать свадьбу. Она у нас была, но только формально. Хотим сделать настоящее торжество после того, как пройдет Олимпиада.