Меню

Больше интервью

11.07.2019

Ольга Харлан: «Хочу выступать со своей командой и под своим флагом»

04.06.2019

Андреа Кассара: «Хочу выиграть медаль на Олимпийских играх в Токио и стать папой»

04.06.2019

Инна Дериглазова: «Семью мне ничто не заменит»

Алексей Якименко: «Мне до сих пор снятся все Олимпиады»

Бронзовый призер Олимпийских игр 2004 года, 8-кратный чемпион мира, 13-кратный чемпион Европы рассказал о проблемах взаимоотношений в команде, причинах неудач на Олимпийских играх, возможном возвращении на дорожку и о рождении дочерей.
- Алексей, ты всегда был в одной команде с такими же сильными спортсменами, но получалось так, что именно ты был лидером. За счет каких качеств тебе это удавалось?

-Это не совсем так, потому что я попал в сборную команду в 2002 году на Чемпионат Европы, который проводился в Москве. Я тогда выступал только в личных соревнованиях, потому что места в команде на то время не было. Была команда по-настоящему «убойная». В ней были Поздняков, Шариков, Фросин - олимпийские чемпионы 2000 года в Сиднее и Дьяченко - чемпион мира. То есть я не всегда был лидером. В моей самой первой команде бесспорным лидером был Поздняков до тех пор, пока он не закончил свою карьеру.

- А потом? Когда ты фехтовал в команде с Ковалевым, Решетниковым, Ибрагимовым.

- А потом я никогда не ставил перед собой цель быть лидером и до сих пор не знаю, лидер я или нет, потому что это должна решить команда. Это максимальное доверие к тебе. Но для меня была только одна цель - хороший климат внутри команды, дружеские отношения. Да, может, «мы никогда не были родственниками», но при этом чувствовали себя очень объединено. Хотя были люди вокруг нас, которые порой мешали нам воссоединиться. Но на Чемпионате Мира в Париже в 2010 году, когда уже приехал Кристиан Бауер, мы были по-настоящему единой командой, и нам удалось выиграть те соревнования. Тогда это был обновленный состав, а потому очень важная победа. И ни один из нас не ставил перед собой цель стать лидером, мы работали в общую копилку. Мы были одним целым, доверяли друг другу, поэтому результат пришел. Может, иногда не стоит делить команду на лидера или не лидера. Если говорить о Ковалеве или Решетникове, они стали чемпионами мира в личных соревнованиях и прекрасно знали себе цену. Поэтому мы просто старались быть единомышленниками для достижения результата.

- Ты говоришь, что у вас была очень сплоченная команда, а со стороны всегда казалось, что вы наоборот держите дистанцию друг с другом.

- Может быть, мы не всегда говорили о каких-то проблемах в личной жизни, но при этом нас объединяло одно дело, которым мы занимались. Нас не объединяла дружба между семьями; мы все из разных городов, возможно, даже с разными культурными ценностями. Но мы понимали, что, объединившись, нам будет проще выигрывать. А когда ты выигрываешь в командных соревнованиях, то появляется уверенность в себе и в личных.
В моей первой команде тоже были некоторые проблемы, потому что самый младший в команде (Фросин) был старше меня на 5 лет. То есть разница в возрасте была существенная - общение на грани «Вы» и «ты». Тогда мы тоже не могли быть близки, у нас не было точек соприкосновения. У Позднякова, Фросина и Шарикова уже была полноценная семейная жизнь, какие-то другие жизненные ценности. Я тогда только начинал решать свои проблемы жилья, благоустройства и т.д., а у них уже все это было. Поэтому там тоже было тяжело найти общий язык, но при этом мы показывали серьезный результат (олимпийская бронза, 3 золота подряд на Чемпионатах Мира). И это несмотря на возрастную пропасть и пропасть интересов. Но в той команде уже был явный лидер- Поздняков. Он был и опытнее, и умнее, и выигрывал много. 10 лет разницы - я еще только машинки из рук выпустил, а он уже давным давно выигрывал крупные турниры. Но, опять же, у нас была одна идея и цель. На дорожке мы объединялись и подсказывали друг другу. Перед отбором на ОИ в Пекин 2008 года я уже заканчивал некоторые встречи, а Поздняков был предпоследним. Но это не значит, что я был лидером. Поэтому здесь всё очень сложно - смотря с какой стороны посмотреть. Когда дело касалось фехтования, мы могли спокойно говорить, стирая границы возраста и интересов. 


- Ты участвовал в четырех Олимпийских играх. Какие запомнились больше всего?

- Для меня Олимпийские игры - это какое-то жизненное испытание. Без лишней скромности, мне многое удалось выиграть в своей жизни, и я уверен, что моей спортивной карьере могли бы многие позавидовать. И я знаю, что мои близкие очень гордятся мной, но всегда есть что-то недосказанное. Для меня это Олимпийские игры. Всегда что-то происходило на Олимпиаде, что-то шло не так. Если говорить про Лондон 2012, куда я приехал лидером Кубка мира, там я проиграл за вход в 8 американцу Хоумеру 15:14. И это был, наверное, ключевой бой - пройди его, я уверен, что выиграл бы медаль. И так каждый раз не хватало какой-то «маленькой разницы». Да, 4 олимпийских сезона и ни разу не удалось выиграть олимпийское золото. Мне это снится до сих пор. Причем снятся все олимпиады.

- То есть осталось какое-то чувство, что реализовал себя не до конца?

- Да, причем сейчас мне уже стало ясно, почему я плохо выступал. И не потому что Олимпийская деревня на меня давит. Наоборот, наверное, в ней было бы проще. Мне надо приезжать за несколько дней до старта. Я об этом всегда говорю, потому что делаю выводы после соревнований и понимаю, что вот приехал за 2 дня - выступил, уехал. А на олимпиаду каждый раз я приезжал за очень большое количество времени. Конечно, я начинаю скучать и подгонять этот день - поскорее бы он наступил. Вот, наконец-то соревнования, значит, скоро я поеду домой. То есть мысли совершенно не о том, что соревновательный день должен быть длинным. А когда ты сам себе говоришь, что этот день будет коротким, то и соревнования закончатся очень быстро.

Может быть, судьба предоставит мне еще один хотя бы «микрошанс» для того, чтобы мечта все-таки осуществилась. Но я очень рад той спортивной карьере, которую я прошел. Мне однажды такой вопрос задали: «готов ли ты отдать все свои медали за одно олимпийское золото?» Нет, ни одной медали не отдал бы. Потому что уровень спортсмена - это не один день из олимпийских игр, это многолетний труд. И я до сих пор, когда беру какую-то свою медаль, то знаю, где это было, с кем я фехтовал, какой счет и так далее. То есть, это целая история. Может быть, я не очень хорошо отношусь к своим медалям, потому что они у меня пылятся в огромном ящике в гараже. Но время от времени соседи заходят, спрашивают, что это за медали, и я сразу рассказываю, потому что помню историю каждой из них.


- Сейчас ходят слухи, что ты еще вернешься на дорожку. Как это прокомментируешь?

- Вернуться в спорт - это всегда очень сложно, начиная от административных аспектов и заканчивая психологическим подходом к тому, что ты должен свою перестроенную жизнь опять изменить и быть ведомым. Спортсмен, он всегда ведомый и зависит от мнения тренера. С этим согласиться очень сложно, тем более, если спортсмен возрастной. Поэтому я бы не верил слухам, а жил бы настоящим.

- Ты сказал, что надеешься, что судьба предоставит тебе еще один «микрошанс». Разве это не значит, что ты можешь вернуться?

- Да, я вынужден сказать аккуратно, потому что, опять же, есть очень много нюансов, которые должны решиться. Я думаю, мы должны дождаться каких-то соревнований и, соответственно, результата. Тогда мы можем говорить об этом открыто.

-Где планируешь выступить?

- Сам не могу сказать, пока административная часть не будет решена.

- Возвращаясь к отношениям в команде. Мужская и женская сабля тренируются всегда вместе, в одном зале. Чем отличаются эти 2 коллектива?

- Мы как-то даём друг другу свободное пространство, не сильно сближаемся. Разделяем мнение девочек, мальчиков, и, безусловно, само фехтование тоже отличается. Не знаю, я уже настолько привык, что они где-то рядом там прыгают (смеется). Это полноценные члены нашей спортивной семьи. Вот так как-то начал тренироваться в одном зале со своей будущей женой, так до сих пор и тренируемся. Правда, Аня уже не фехтует, а убаюкивает детей. Если бы женская сабля с нами не тренировалась, где бы я познакомился со своей любимой женой?

Хотя я видел ее совсем юной, замотивированной фехтовальщицей, когда она тренировалась в Чертаново. Она меня младше на 7 лет. Потом Бауер вызвал ее на взрослый сбор. Но я, если честно, всегда был против, чтобы она занималась фехтованием. Это было просто не её. Она правдолюб - не будет никогда молчать или терпеть, всегда это выскажет. Из-за ее такого характера не сложились отношения с Бауером. Но хорошо, что она вовремя ушла и теперь занимается своим любимым делом - катает коляску.


- Своих дочерей вы назвали Аллой и Алисой. Как выбирали имена?

-Совершенно случайно получилось, что отец у меня Андрей, брат Антон, я Алексей, супруга Анна. Даже собаку зовут на букву «А». Так и сложилось, что детей назвали соответственно. И созвучно с нашими именами.

Когда узнали, что у нас будет двойня, я очень надеялся, что это будут мальчик и девочка. Можно было бы назвать Адам и Ева (смеется). Но, слава Богу, родились две девочки.

- Удается уделять должное внимание своей семье, когда ты уже не действующий спортсмен? Или все равно спорт до сих пор занимает слишком много времени?

- Действительно, я очень много работаю. И в школе в Чертаново, и с молодежной сборной, и успеваю командироваться на какие-то турниры. Мы с Аней говорили, что нужно ставить перед собой какие-то цели и понимать, зачем ты это делаешь. И на сегодняшний день все это делается ради детей. Я очень хочу, чтобы они в своей жизни больше отдыхали, чем работали, в отличие от папы и мамы. Чтобы у них была обеспеченная жизнь не с точки зрения финансов, а в плане душевного удовлетворения.

  У меня есть выходные, которые я полностью провожу с семьей. Не хочу, чтобы дети меня забывали. Но пока они еще малютки и наше общение минимальное: вот тебе погремушка, давай есть кашу (смеется). Конечно, с мамой у них особая связь - они когда ее видят, смеяться начинают. С папой, конечно, такой связи пока еще нет. 


- А какие занятия тебе помогают отвлекаться от работы?

- Я каждый четверг играю в хоккей. Могу пропустить все, что угодно, но не хоккей. Это безумно сложная игра, в которую я начал играть 2 года назад. До этого даже на коньках не катался. Но так как я упертый, то за такой не очень большой срок научился, по крайней мере, не падать. Для меня это прям разрядка. Даже 1ого ноября, когда родились мои дети, из роддома поехал играть в хоккей. Нормальные отцы едут пить (смеется), а я поехал играть в хоккей.

- Сейчас ты занимаешь пост старшего тренера по молодежной сборной. Есть какие-нибудь принципы в работе с молодыми спортсменами?

- Понимаешь, в чем дело, ю23 - это немного оторванный возраст с точки зрения полноценной подготовки. Я ставлю перед собой цель выиграть молодежную Европу, но при этом стараюсь поддерживать спортсменов, которые уже вышли из юниоров, но и во взрослую команду не попадают. Например, Лера Большакова, которую на тот момент не вызвали на сбор и которая фактически хотела завязать. Она выиграла молодежную Европу и вновь вернулась на взрослый сбор. Этот возраст дает тебе шанс через какой-то промежуток времени попасть в сборную.

О подходе говорить тяжело - со спортсменами работают личные тренеры. Я лишь могу сказать, что я хотел бы увидеть для достижения результата с точки зрения своего опыта. Я иногда слышу в свой адрес очень оскорбительные вещи о том, что я не воспитал ни одного мастера спорта, как я могу быть тренером. На что я отвечаю: а вы считаете, чтобы управлять командой, мне нужно воспитать мастера спорта? Или же моего опыта с 97 года, когда я пришел в спортивную секцию, до 2019 мало? Мы же не говорим о том, что нужно натренировать спортсменов. Нужно создать боевую команду, и чтобы эта команда выиграла. Мне не надо давать им личные уроки, этим занимаются личные тренеры. Спортсмены должны мне верить и четко выполнять мое видение тактики. Поэтому, когда мы поехали на молодежную Европу в Армению в прошлом году, получилось так, что девочки (Большакова, Мосейко, Баженова и Кочетова) мне поверили, поэтому у них и был результат. Сначала поверила, действительно, одна Лера. Мы с ней очень плотно отработали весь турнир. Например, Настя Баженова не поверила, поэтому и результата в личных не было. Но в командных соревнованиях все четверо поняли, что они могут выиграть, и что я хочу этого всей душой. Это было очень круто, эмоционально, прям то, что надо.

Что касается мальчиков, они как будто меня не слышали. Дима Даниленко делал свое дело, у меня к нему претензий не было. А все остальные делали все, что они захотят. И это была большая проблема, я не смог эту команду собрать и очень переживал этот момент. Значит, что-то нужно было мне в себе поменять. Или, может быть, тогда я просто не угадал с командой. Но в этом есть своя прелесть, мне эта работа безумно нравится. Самое главное, чтобы спортсмены максимально мне верили. 


- А как ты относишься к тому, что спортсмены практически не уделяют время учебе? Ведь у тебя самого 2 высших образования, одно из которых МГУ.

- Я думаю это вопрос времени. И мне, безусловно, повезло, что был выделен грант на магистратуру, и мне удалось сдать вступительные экзамены и поступить. Это было после Олимпиады, у меня было много свободного времени - первый год отучился, не пропуская занятий.

Думаю, спортсмен более-менее высокого уровня придет к тому, что ему нужно образование. Конечно, сначала закончит институт физкультуры. Важно потом не остановиться на этом. Надо все равно брать на себя какую-то умственную нагрузку с точки зрения образования.

А мое второе высшее образование – это какое-то любопытство и интерес к новому. В целом, учиться было весело. Когда не было тренировок, я всегда был в аудитории. Мне нравилось общаться с людьми не из спорта. Вообще, уже взрослым человеком воспринимаешь учебу совсем по-другому. Не как какое-то занудство, а как интерес к новому.

- Какие наставления или советы можешь дать молодому поколению?

- Родину любить, друзей не предавать, семью. И быть честным перед самим собой. Только тогда ты достигнешь результата. Выходя из зала, ты должен сказать себе: я сегодня хорошо поработал и при этом себя не обманывать. Честность - это залог успеха. Если ты где-то кого-то обманываешь, то что-то пойдет не так.

Блиц-опрос:

- В какие страны готов возвращаться снова и снова?

- К своему другу в Сан-Диего, США.

- Какую музыку слушаешь чаще всего?

- Самую разную. От классики до тяжелого рока.

- Как тебя называют друзья и близкие?

- Лёня.

- На что готов потратить последние деньги?

- На детей.

- Любимая книга?

- Мастер и Маргарита.

- 3 твоих положительных и 3 отрицательных качества?

- Отрицательных так много, что надо еще выбрать (смеется). Я упрямый в семье. В работе это положительное качество, но оно у меня иногда переносится на семью. Могу быть занудным. Я терпеливый, но если я взрываюсь, то очень вспыльчивый, импульсивный, и это распространится абсолютно на всех.

Из положительных качеств: я всегда готов всем помогать. Иногда я даже чересчур отзывчивый. Даже не знаю, что еще. Может, мы пропустим этот вопрос (смеется)? Положительного мало чего, оказывается.

- Твои вредные привычки?

- Не мою посуду после себя.

- Любимая историческая личность?

- Жуков.

- 3 желания, которые бы ты загадал?

- Первое желание загадал бы для своей семьи, которая стала большой частью моей жизни. Это очень важно для меня. Еще, чтобы не было войны и никто не болел.

Взгляд со стороны: Каримов Рустам Мансурович (тренер, близкий друг Алексея).

Я знаю Алексея Якименко с того самого дня, как он переехал из Барнаула в Москву, будучи совсем ребенком. Он учился в Училище олимпийского резерва и тренировался в Чертаново. С того самого дня мы и дружим. Он замечательный друг, очень надежный, на него всегда можно положиться. За это время мы с ним никогда даже не ругались. Все время как-то находили компромиссы и какие-то слова, чтобы избежать такие моменты.
Он очень сильный спортсмен - целеустремленный, волевой, характерный. При этом четко разделяет дружбу и спорт. Сейчас он занимает должность директора спортивной школы МГФСО по фехтованию и очень неплохо справляется со своей должностью. У него есть кабинет, но большую часть времени он проводит в зале. Постоянно подсказывает спортсменам какие-то тактические моменты, психологические. То есть делится всем своим опытом. А сейчас я его еще узнал со стороны отца. Даже находясь на работе, он постоянно на связи с семьей. Он сам, как ребенок, рассказывает с сияющими глазами, что вот, у меня дочка научилась держать бутылочку, а другая научилась переворачиваться и так далее. Он очень сильно погрузился в семью, и это прекрасно, потому что нет ничего ценнее в этой жизни, чем семья.