Меню

Больше статей

06.12.2019

«Адамс» подстерегает в засаде

06.12.2019

Армейский рапирист Тимур Сафин: «Никогда не сдаваться и идти всегда только вперед!»

21.11.2019

История призера Олимпиады, который в 35 лет все бросил и стал пилотом в США

20.11.2019

От пустых залов до Великой: как менялось фехтование в России

19.11.2019

Эфир «Новый круг WADA» в программе «Фетисов» на телеканале «Звезда»

Эрнст ХАМЗИН: Хочу воспитать олимпийского чемпиона

Мастер спорта России, вице-чемпион Европы, серебряный призер чемпионата РФ Эрнст ХАМЗИН вырос в интеллигентной уфимской семье, где культура являлась не просто словом, а смыслом жизни.

Мама — оперная певица, папа тринадцать лет играл на валторне в симфоническом оркестре. А сын связал свою судьбу с фехтованием — одним из самых благородных видов спорта: бесконтактное единоборство позволяет развивать не только координацию, выносливость и ловкость, но и интеллект. Сегодня Эрнст — президент Федерации фехтования Оренбургской области, ведет класс рапиры у детей и подростков и рассказывает о том, как найти своего тренера и почему фехтование является уникальным видом спорта.

Спортивная элита

— Как и когда ты начал заниматься фехтованием?

— Я занимаюсь с восьми лет, в секцию меня отдали родители, когда узнали, что наши земляки заняли третье место на Олимпиаде в Афинах, а, значит, в республике этим видом спорта занимаются серьезно. Решил попробовать, и мне понравилось. Фехтование — это очень своеобразный «жанр». С первого раза почти никто не начинает пылать к нему горячей любовью. Я вот первые два-три года ходил в зал, и мне больше нравилось играть в футбол после тренировки. Повзрослев, стал относиться к фехтованию совсем иначе: можно сказать, зажегся!

— Говорят, это очень дорогой и даже элитарный вид спорта…

— На самом деле начинать было тяжело — экипировка стоила очень дорого. Родители в то время не могли позволить себе купить ее полностью, но мы выкручивались — перекупали у других спортсменов.

— Вот как зажегся, так все и пошло? Ни разу не возникало желания все бросить?

— Таких моментов было много. После обидных поражений всегда приходил домой и начинал думать о будущем, уже не связанным со спортом, а с более полезным, как мне тогда казалось, делом.

Здесь воспитывают чемпионов

— Какая награда для тебя наиболее ценная?

— Греет душу медаль чемпионата Европы. Она далась непросто. В основной состав сборной попадает только четыре человека со всей России. Самым сложным как раз и было попасть на чемпионат. Почему-то в меня никто не верил: тренеры говорили, что я просто не смогу выступить достойно. Друзья тоже не верили, предлагали бросить фехтование. Советовали заняться другой работой или тренировать детей. Но все-таки я добился того, чего хотел.

— Как проходит отбор на такие состязания?

— Сезон начинается обычно в сентябре и длится до апреля следующего года. За это время мы набираем очки, затем формируется рейтинг. Основная сетка состоит из 30 спортсменов, а из них уже выбирают четырех. Всего же в отборе участ­вует по две сотни человек со всей России.

— Как ты попал в Оренбург?

— Во-первых, мне очень понравился зал для тренировок: много света и огромное пространство. Это означает одно — здесь хотят воспитывать чемпионов, а не заниматься коммерцией. До переезда я бывал в Оренбурге на мастер-классах. Еще одна причина в том, что Оренбург — моя родина. Первые три месяца моей жизни я жил здесь — вся родня тут. А это поддержка, что тоже немаловажно.

— Фехтование у нас в Башкирии достаточно развитый вид спорта. Есть определенная база, тренеры, много желающих заниматься. Нет желания вернуться обратно?

— В Оренбурге меня пока все устраивает. Есть хорошие залы, желающие заниматься.

Мы открываем школу в Бузулуке, в Оренбурге две школы. Есть свои призеры турниров, причем и на всероссийском уровне. Конечно, хотелось бы более тесно контактировать с Уфой, потому что школа фехтования в Башкирии на самом деле сильная. Но пока спортивный обмен между нашими регионами идет лишь на уровне отдельных тренеров. Надеюсь, что со временем мы сможем подписать полноценный договор с Федерацией фехтования РБ или соглашение будет подписано на уровне министерств двух субъектов.

Хороший наставник — половина успеха

— И все равно фехтование не самый массовый вид спорта. Почему же многие родители выбирают именно его для своих детей?

— Их привлекает то, что этот спорт очень полезен. Тренирует зрение, развивается и мышление, потому что в бою нужно просчитывать движения противника буквально за доли секунды и постоянно внимательно наблюдать за ним.

— Как, по-твоему, в чем причина твоих успехов?

— В первую очередь я хотел доказать себе, что могу победить. Потом то же самое доказывал уже и тренеру, друзьям, близким. Вообще, я очень долго искал своего тренера. Хороший наставник — половина успеха. Мне удалось найти такого, я с ним занимался год перед началом отбора. Он мне сказал тогда: «Если ты будешь бесконечно трудиться и работать над собой, то я тебя возьму». Я согласился, а он в меня поверил.

— Какие спортивные цели ты ставишь перед собой сейчас?

— Сегодня хочется просто получать удовольствие от поездок на российские соревнования, турниры сильнейших. А вот как тренер хочу, чтобы школа фехтования для детей в Оренбурге стала одной из лучших. Чтобы мои ученики ежегодно попадали в состав молодежных или юниорских сборных России. Хочется воспитать олимпийского чемпиона или как минимум призера. Возможно, это случится, когда я буду работать уже в родном Башкортостане.

Алёна АНДРЕЕВА
Газета «Республика Башкортостан»